О чем можно и нельзя шутить в КВН на «Первом канале»: интервью

О чем можно и нельзя шутить в КВН на «Первом канале»: интервьюКоманда КВН «Урал» прочно закрепилась на сцене «Первого канала». КВНщики из Нижнего Тагила, дойдя до 1/8 Высшей лиги, после которой и вылетели из игры, были приглашены в Премьер-лигу. В мире КВН это считается редким успехом. Сегодня, 13 мая, команда сыграет в четвертьфинальной игре лиги Александра Маслякова (младшего). Когда будет показана телеверсия, пока неизвестно. В интервью Znak. com автор и актер команды Виктор Пронин рассказал о том, кто запрещает КВНщикам шутить на опасные темы и что не дает КВН превратиться в «просто шоу».

«Про iPad мы шутить не можем, а про Киркорова можем»

– Когда вы готовите шутки для выступления, вы шутите о себе или шутите для масс?

– В этом и есть секрет успеха идеальной команды КВН – совместить то, что нравится тебе лично, и то, что нравится зрителям. Если между этим ты находишь гармонию, тогда и получается смешно. Я бы не сказал, что мы пишем шутки про себя. Мы пишем шутки и про политику, и про современный быт – да абсолютно про всё, но мы показываем выбранные темы через призму своего отношения к ним. Это изображение нашей общей действительности через нашу личную слегка придурковатую внутреннюю сущность.

– Когда КВНщики шутят, ориентируясь на массы, они тем самым ориентируются на стереотипные представления. К примеру, то, что вы, молодая команда, шутите о Киркорове, удивляет, потому что кажется, что он из реальности молодого поколения давно выпал. Это стремление работать в рамках безумно широкой масс-культуры исходит от вас самих или от редакторов программы?

– Я вам скажу больше: у нас были выступления несколько лет назад и с шутками про Аркадия Укупника, например. Сложный вопрос – от кого идет инициатива, потому что она идёт и от редактора, и от команды. Да, команде хочется шутить на темы, которые смешны в первую очередь ее участникам. Лично мне, допустим, не смешны шутки про Киркорова, но старшему поколению смешно: у меня родители прямо «порвались» над этой шуткой. И задача редактора (Высшей лиги КВН) уловить эту золотую середину – для этого он там и сидит. В итоге – мы пытаемся находить то, что было бы смешно всем, о чем знают все. Вы же знаете про Киркорова?

– Конечно.

– А люди, которым уже за пятьдесят, могут не знать, что такое iPad, например. И, грубо говоря, про него мы шутить не можем, а про Киркорова можем. И стереотипов в КВН много именно потому, что они понятны всем, это «палочка-выручалочка» в некоторых ситуациях – в них проще искать темы.

– Тогда темы для шуток неминуемо будут повторяться – стереотипы ведь практически не меняются.

– Совершенно верно. Но, смотрите, над чем шутили в КВН в начале девяностых или в начале двухтысячных – чиновники воруют, плохие дороги, нехватка детских садов. Если бы за эти двадцать пять лет что-то поменялось, может быть, и темы для шуток были бы другие. Но проблемы все те же, поэтому КВНщики и шутят о том же.

– Выбор – шутить о том, что близко тебе, молодому человеку, или шутить над тем, что близко условной массовой аудитории, это разговор о том, где оказывается КВН: в авангарде, как было задумано, или в арьергарде, как, похоже, происходит сейчас.

– Это разговор о том, каким будет КВН дальше. И я думаю, что он все больше будет превращаться в шоу, что уже начало происходить. Раньше это была исключительно интеллектуальная игра, в которой команды брали литературными шутками. К микрофонам выходили люди в костюмах и говорили просто текстовые шутки – это было безумно смешно для того времени. Сейчас гораздо сложнее рассмешить людей просто текстовым юмором без визуального наполнения, без какого-либо шоу. КВН, как и всё искусство, не стоит на месте, оно развивается. Но то, что происходит с КВН сейчас, честно признаться, меня немножко пугает: исключительно в том плане, что из высокоинтеллектуальной игры КВН рискует превратится в простое шоу для масс. И если раньше он воспитывал людей, то в скором времени, я боюсь, люди начнут воспитывать КВН, и это неправильно.

– Вы думаете, что КВН еще не превратился в просто шоу?

– Пока нет, потому что КВНщики в общей массе еще находят более-менее приличные шутки, приятные и им самим, и зрителям. Но проблема в том, что зрителю всегда мало. В девяностые было много текстового юмора, и зритель его «перехавал». Потом в двухтысячные, во-первых, в угоду зрителю, во-вторых, самим командам хотелось чего-то нового, появился другой юмор – с ноткой откровенного бреда. Это случилось с приходом таких команд, как наши любимые «Уральские пельмени», «Утомлённые солнцем», «Сборная Петербурга», «Сборная Пятигорска». КВН продолжает развиваться, сейчас, к примеру, есть команда «Чистые пруды» – это ребята, которые могут на сцене сожрать стекло и разбить гитару об голову. Я прекрасно знаю эту команду, это наши друзья. И я знаю, что они приходят после редактур в замешательстве и говорят, что мы приносим литературный юмор, а нам говорят: «Нет, вы должны разбить головой бревно, давайте, делайте». То есть, если ты выходишь на телевизионный уровень, на уровень «Первого канала», то от тебя уже немного зависит, потому что КВН – это телевизионный продукт и как делать этот продукт знают люди, которые стоят сверху.

«В КВН много запретных тем: Путин, вышестоящие политики, религия»

– В сегодняшних условиях КВН можно назвать искусством?

– Мне кажется, да. Громкие слова, но КВН – это даже нечто большее, чем искусство. Это гигантский конгломерат всего прекрасного, что есть в нашем мире. Это ведь и танцы, и литература, и актерское искусство, и живопись, и музыка – смесь абсолютно всего, в этом и заключается его уникальность. Я в него влюблён безбрежно с самого детства, потому что КВН помогает развиваться в огромном количестве направлений, этого не может дать ни один из видов искусств. КВН – это гигантский пласт культуры, прежде всего. Главное, чтобы эта культура не превратилась в ширпотреб.

– Но все к этому и идет. Тогда что должно произойти, чтобы мы не дошли до ширпотреба?

– В прошлом году я сам задавался этим вопросом. Но так получилось, что, начиная с этого года, руководство КВН приняло очень много нестандартных решений, потому что они и сами прекрасно понимают, что игра может пойти не в то русло. Допустим, в этом году обновился состав Высшей лиги КВН на 50%: взяли 10 молодых команд и лишь 10 команд осталось из предыдущих сезонов. А это ведь прилив новой крови на пятьдесят процентов. Значит, они хотят, чтобы было как-то по-новому, пошло в другом направлении. Также добавилось много различных конкурсов: к примеру, если стандартно команды играют три конкурса, то в последней четвертушке было уже пять конкурсов. И что дальше – мы увидим: либо эти молодые команды вытянут, либо, наоборот, усугубят. Я пройдусь конкретно по командам, чтобы объяснить. Взять команду КВН «Русская дорога» — это очень самобытная, очень хорошая литературная команда. Они выходят – три обычных мужичка – и рассказывают про нашу жизнь. Это смешно и мне, и вам, и моим родителям (всегда на них ориентируюсь – смешно им или нет). И это хорошо, что в Высшую лигу взяли такую литературную команду. Или возьмем команду КВН «Сборная Цирка»: тоже молодые ребята, очень хорошие, но делают они совершенно другое. Вот и получается, что половина команд может привести КВН в более-менее первоначальную форму, а половина – увести совершенно в другом направлении.

Виктор Пронин

– Грубо говоря, «Сборная Цирка» может увести КВН в сторону шоу?

– Да, а «Русская дорога» или «Сборная ГУУ и МИСиС» в сторону литературного текстового юмора. На самом деле этот сезон очень интересен, во-первых, потому что он юбилейный (КВН пятьдесят пять лет в этом году), а во-вторых, потому что вообще никто не знает, что будет в этом сезоне, что будет с КВН вообще – никто не берется прогнозировать.

– Как вы думаете, по каким причинам КВН не может выдать настолько острую сатиру, чтобы её потом масштабно обсуждали, спорили на этот счёт – чтобы все начали об этом говорить?

– Это было меньше года назад – если говорить про острый социальный подтекст, про резонанс не только в России, но и в мире. В прошлом году на фестивале «Голосящий КиВиН» команда КВН «Союз» – чемпионы клуба, очень хорошие ребята – спели песню про Барака Обаму, Ангелу Меркель, Владимира Путина и про всех мировых лидеров. Это вызвало гигантский резонанс, многие были поражены, как это вообще показали по «Первому каналу».

– О чем они пели?

– Они пели о том, что на Западе живут люди-дикари, сравнили европейских и американского лидера с дикарями, и о том, что наш президент – это хорошо и он всех победит.

– Но понятно ведь, почему показали: это соотносится с общей политикой федеральных каналов, да и вообще с государственной политикой.

– Да, абсолютно верно, но, согласитесь, есть люди и несогласные с этим, они были всегда и всегда будут. И то, что среди них это вызвало гигантский резонанс, это хорошо: это значит, что люди смотрят, интересуются, им есть о чем спорить. Вообще у команды «Союз» такая схема: они могут дурачиться, дурачиться, но в конце говорят какую-то остро-политическую шутку, это их стиль, им это нравится.

– Если бы кто-то из команд КВН также дурачился-дурачился, а в конце – острую шутку, говорящую что-то против общей государственной политики, против политики Путина?

– Им бы сейчас такого не дали сделать. Да, про Путина сейчас шутить нельзя – в КВН вообще много запретных тем, на которые тебе никогда и никто не позволит шутить, по крайней мере со сцены «Первого канала». Это то, что касается вышестоящих политиков, это религиозные темы (в начале двухтысячных про это шутили, и очень жестко, сейчас религию вообще нельзя трогать), это, само собой, болезни, спиртное, наркотики.

– Все остальное ясно, но в плане политики: по-твоему, не возникает перекоса в головах у зрителей, когда об одних на политической арене шутят, а про других молчат?

– Возможно, это один из способов промыть мозг в нынешней политической ситуации, что мы – патриоты, мы – Россия, а Обама, например, чмо. Но было бы странно, если бы на главном российском телеканале выходили бы и говорили, что Америка и Европа – молодцы, а мы как-то не очень. Для страны это было бы не очень хорошо. С другой стороны, я согласен, что нельзя однобоко рассматривать ситуацию сейчас в мире, как это делается во многих СМИ, да, на ту или иную проблему лучше бы посмотреть со всех сторон, чтобы сделать правильные выводы, а именно это важно. Но в любом случае КВН – это всё-таки добрая игра: когда смеются над западными лидерами, то делают это по-доброму, никаких оскорблений никогда ни от кого не звучало.

– Если иметь в виду, что информация, поданная как бы невзначай зрителям, настроенным на смех и расслабление, будет усвоена хорошо – запишется на подкорку, то использовать юмористическую игру в качестве одного из способов промывки мозгов – вполне эффективно. То есть КВН может быть инструментом вложения в головы телезрителей «нужной» информации. Вы как команда можете противодействовать этому?

– На самом деле этому можно противодействовать. Да, юмор и КВН, в частности, могут влиять на подсознание людей, но воспитание патриотизма или какая-либо промывка мозгов – это дело частное, нельзя обобщать: каждая команда сама решает для себя, что им нужно, по-своему подходит к этим вопросам. Если говорить про нашу команду, в силу своего возраста и каких-то личных убеждений мы стараемся избегать темы политики в своих выступлениях всеми возможными способами. Мы стараемся шутить на какие-то бытовые темы – это проще. Понимаете, я продолжаю считать, что КВН – это хорошая и добрая игра. И, когда она у многих превращается в инструмент для промывания мозгов, в какую-то трибуну, с которой вещают о своих политических убеждениях, мне это не близко. Я так шутить не хочу, и мы скорее всего так шутить и не будем.

Грубо говоря, если команду просят пошутить про политику, то она может принести вместо шутки про политику пятнадцать более смешных шуток про нашу жизнь – тогда эти пятнадцать смешных шуток просто про жизнь команде, конечно, дадут показать. То есть все гораздо проще, чем может показаться. Если тебе что-то совсем не нравится, а тебя заставляют это делать, то это значит, что ты просто не смог написать что-то смешнее. Если говорить про руководство КВН, для них самая главная задача – это сделать хорошее юмористическое шоу для «Первого канала». А направить народ в какое-то русло, сделать людей патриотами и так далее – таких задач у КВН нет. Здесь важно насмешить и сделать качественный продукт.

– У вас есть шутка про Лаврова, правда, юмор там совсем не в политической плоскости.

– Абсолютно так, если бы какая-то другая команда взяла номер про Сергея Лаврова, они могли бы показать заседание ООН и обсудить серьезные политические проблемы. Но есть такая команда КВН «Урал», которые как бы слегка дурачки, они взяли и к номеру про Сергея Лаврова подошли совсем по-другому. У него лицо всегда каменное – почему бы про это не написать шутку. Это легко и не про политику – получилось, как мы считаем, довольно неплохо.

– А зачем вообще нужно было делать номер про Лаврова?

– Нам нужно было выглядеть немножко взрослее. Мы одна из самых молодых команд, если мы будем выходить и шутить про то, как муж пришёл с работы, а там жена с любовником, – нам не поверят, это не про нас. Многие молодые команды сталкиваются с проблемой, что не хватает взрослости, а по «Первому каналу» в КВН нельзя показывать детей, то есть – темы очень детские. И у нас сначала номер про человека, который переделывает песни, потом про ограбление, где такие дебилы танцуют, – если бы мы на этом закончили выступление, то у зрителя осталось бы впечатление, что ему какую-то «Студенческую весну» показали. То есть такие же миниатюры на такие же темы могла показать любая команда Студенческой лиги. А если мы показываем дурость, дурость, а потом делаем номер про Лаврова, номер про Санкт-Петербург и Нижний Тагил – это уже взрослые темы. Или, если говорить про наше приветствие, у нас сначала были короткие «Уральские забавушки» – полная дурость, потом тоже дурка, но в итоге мы выходим и говорим финальные слова о том, что недавно с космодрома Байконур стартовал экипаж стоимостью полтора миллиона долларов, если у вас будет еще полтора миллиона долларов, давайте на Урал их отправим – там такая жизнь начнется. Эта шутка имеет социальный, «взрослый» подтекст, здесь – про плохое финансирование регионов. То есть какой бы дурашливостью ты ни занимался, в конце должна быть взрослая хорошая мысль. И нам это тоже в удовольствие, потому что мы осознаём, что мы непросто вышли, покривлялись и ушли, и при этом зритель видит, что у ребят не только дурашливость, но и есть какие-то взрослые мысли.

«Чем выше лига, тем внутренний цензор становится сильнее»

– Возможен ли в КВН какой-то остросатирический монолог (какие бывают у Жванецкого), даже в том случае, если его в итоге вырежут из телеверсии?

– Жванецкий – это сатира в чистом виде, в КВН такой сатиры быть не может, она очень сложна для восприятия обычного человека. Такую сатиру бы не пустили в эфир лишь потому, что КВН – это телевизионный продукт, рассчитанный на массы. А острый сатирический монолог зритель не столько бы не понял, сколько бы просто не воспринял. Подобные юмористические монологи могли быть еще в старом КВН – в девяностые, например. Но сейчас зрителю, мне кажется, нужно легче, красочней, больше адреналина – потребности изменились. И людям зачастую не хочется думать. Я это связываю с тем, что изменился ритм жизни – стал бешеным, диким. Всем надо побыстрей всё сделать и побольше заработать денег – нет времени на то, чтобы думать, не хочется заморачиваться по поводу интеллектуального юмора. А ведь Жванецкий, Карцев или Задорнов – над их юмором нужно думать, его нельзя просто посмотреть и дальше пойти: бывает после осмысляешь услышанное на протяжении недели. Это не значит, что Жванецкий – хорошо, а КВН или Comedy Club – плохо, просто это разные форматы. КВН как раз таки выдерживает тонкую грань между сатирой и очень низкопробным юмором. И если Карцева или Жванецкого я не смотрю сейчас, потому что мне некогда, то на КВН нужно меньше времени – быстренько посмотрел, посмеялся. Сатира может существовать в рамках КВН, но только причесанная – в легкой игровой форме, грубо говоря, разжеванной: ее такой проще воспринимать, нежели витиеватые фразы наших известных замечательных сатириков. Такой упрощенный сатирический юмор доступен широкой публике, поэтому возможен и в КВН, если, конечно, мы не затрагиваем темы, на которые шутить нельзя.

– На кого в плане юмора вы ориентируетесь?

– Нас всех объединяет то, что мы равняемся на какие-то КВНовские идеалы. То есть мы не подпитываемся, к примеру, стендапами Comedy Club или западными ситкомами, мы, действительно, очень часто все вместе пересматриваем КВН за двухтысячные годы, за девяностые – это круто, мы хотим на них равняться.

– Мы уже несколько раз говорили про КВН девяностых, начала двухтысячных. Можно ли тот период назвать «золотым веком» КВН?

– Сейчас модно говорить, что КВН уже не тот. И это верно: КВН не тот, но, если он не тот, это не значит, что он плохой. Для меня самый смешной КВН – это игры начиная примерно с 2004 года. Но я не могу сказать, что тот КВН хороший, а нынешний плохой. КВН – это такая вещь, которая постоянно развивается, идет вперед, и было бы ужасно, если бы в наше время КВН был таким же, как в начале двухтысячных. Потому что он не должен стоять на месте.

– Но КВН начала двухтысячных – он какой?

– Это КВН, который начинает меняться, это игра, с которой и начался современный КВН, та самая отправная точка. В тот момент появились необычные команды, визуально интересные, с легкой придурью, что близко лично мне. Это, например, старая «Сборная Пятигорска», где играл Семён Слепаков, да и весь их золотой состав. Это же безумно смешно, такого юмора раньше не было.

– Вы говорите, что с тех пор КВН развивался. Под развитием обычно понимают переход в лучшее состояние. Что в КВН появилось такого, что сделало его лучше?

– На него стало приятно смотреть – не только слушать. Сегодня очень большие требования к картинке. Если раньше, допустим, ты мог надеть фуражку мента и этого хватало, сейчас так нельзя – если ты мент, то одевайся полностью, чтобы зритель поверил и чтобы приятно было смотреть. В КВН пришли высокие технологии: раньше команде, чтобы перенести зрителя в какую-то атмосферу, необходимо было выстроить гигантские декорации, нужно было вешать огромные задние баннеры, приходилось нанимать художников, сейчас это все необязательно – ты можешь сделать заставку на экране и по картинке все будет круто смотреться. Баннеры и ширмы сейчас тоже используются, но в сочетании с визуальными эффектами на экране это выглядит гораздо интереснее.

– Это все составляющие шоу.

– Конечно, но, знаете, что хорошо будет – если удастся совместить литературу и шоу. Это будет идеально. Грубо говоря, если взять команду КВН «ГУУ и МИСиС», у которой очень хороший литературный юмор, и добавить им шоу, как у «Сборной Цирка», будет максимально круто. Или, если взять «Чистые пруды» и добавить им побольше текстового юмора, также будет круто. Понятно, что КВН не вернётся в девяностые, он не сможет быть чисто литературным, поэтому нужен симбиоз шоу и литературы. Но самое главное, чтобы он не стал просто шоу. Почему сейчас говорят, что КВН уже не тот? Потому что стало меньше литературы, а больше шоу. Но полностью в шоу КВН еще не скатился и, я надеюсь, до это не дойдет.

– Учитывая, что в КВН есть то, над чем можно смеяться, а над чем нельзя, что здесь важна подача нюансов – как говорить о том или ином факте, вы, встроившись в эту систему, чувствуете внутреннюю цензуру, когда придумываете шутки?

– Да, безусловно. Мы влились в это без особых пересиливаний себя. Мы понимали, куда идём и чего хотим добиться. Если бы не было постоянно нарастающей внутренней цензуры, помимо внешних редакторов, наших любимых, мы бы никогда не дошли бы до Высшей лиги. Чем выше лига, тем внутренний цензор становится сильнее. Допустим, если мы придумали безумно смешную шутку и нам она очень нравится, то, переварив ее внутри команды, мы понимаем, что, если принесем ее, это будет просто трата времени: проще придумать что-нибудь более легальное. Это связано с тем, что постепенно приходит понимание, что нужно для того, чтобы играть на «Первом».

– Но эта цензура касается и того, под каким углом зрения подается та или иная тема. Например, в одной из 1/4 Высшей лиги была шутка про то, что теперь модно хранить деньги в панаме: актуально и на острую тему, но подана она совершенно не остро. Залу было смешно, но никакого резонанса не было.

– Обрамление было правильное.

– Ты не видишь проблемы в том, что вследствие цензуры и самоцензуры вынужден смотреть на какие-то вещи под определенным углом и только?

– Я это вижу так: в стране плохие дороги и, если ты выйдешь и скажешь: «В стране плохие дороги! Блин, как это плохо!», в этом не будет ничего такого, но если ты выйдешь и скажешь: «Вчера ехал от зубного: все пломбы выпали, так трясло», — это другое дело. Нужно находить ту призму, через которую смотреть на ту или иную проблему будет смешно. Шутка в лоб всегда хуже шутки, поданной с какой-то изюминкой, с необычной точки зрения. Поэтому надо искать новые формы, новые углы зрения для каждой проблемы. Ведь фактически темы не меняются, меняется лишь угол зрения, под которым ты смотришь на них. Проблема старая, а взгляд на нее новый. И от этого может быть смешно.

– А если тебе этот угол зрения предлагает редактор или в целом КВН как система?

– Возможно, и к этому стоит прислушаться. Но самое главное не это, самое главное то, что КВН должен быть в кайф: ты не можешь выйти и очень круто показать те вещи, которые тебе навязали, так ты никогда не будешь смешным. Ты не сможешь смешно подать тот материал, который тебе самому не нравится. Если тебе не нравится, что предлагает редактор, предложи то, что нравится тебе, но смешнее. Если ты не можешь написать смешнее, то показывай то, что тебе говорят. На самом деле за исключением нескольких тем, на которые мы не шутим, КВН – это свободная, гибкая структура, в которой ты, по сути, свободен. И редактура – это не те люди, которые говорят, что за это тебя не покажут по «Первому каналу». Это люди, которые советуют, как сделать лучше. Они нужны для того, чтобы научить тебя делать так, чтобы и ты кайфанул, и зрителю понравилось, и картинка была крутая. Для этого же нужен и внутренний цензор, ты сам должен понимать, как сделать так, чтобы от этого получили удовольствие все. В этом и состоит задача хорошей команды КВН – сделать хороший качественный юмор, который будет и приятно смотреть, и приятно слушать. Если у тебя это получается, то ты чего-нибудь добьёшься на этом поприще.

как шутить шутки

как уметь шутить

как научиться шутить по английски